• العربية
  • English
  • Русский

Почему в Кыргызстане нет духовного лидера?

15
01, 2014

2014 год начался со скандала. Главный муфтий Кыргызстана Рахматулла Эгембердиев покинул свой пост 8 января. Произошло это из-за видео, на котором он был запечатлен со второй женой – разрешенной по шариату, но запрещенной светским законом. Совет улемов, в который входят 35 человек, единогласно принял отставку Эгембердиева, ставшего главой Духовного управления мусульман Кыргызстана относительно недавно – 18 июля 2012 года. До истечения его полномочий оставалось 3,5 года, но компромат решил его судьбу.

С апреля 2010 года в Кыргызстане сменилось пять главных муфтиев. После государственного переворота и событий на площади Ала-Тоо, в частности обстрела митингующих у Белого дома, и.о. главного муфтия Мураталы Жуманов провел ритуал джаназы и предал земле жертв уличных противостояний. Спустя десять дней он оставляет должность, а 10 июля, через два месяца после отставки, Жуманов умирает от побоев, которые ему нанесли неизвестные, похитившие 37-летнего священнослужителя. Он был одним из самых молодых главных муфтиев в Центральной Азии.

Затем смена глав муфтията происходила постоянно: Жуманова подменил Абдышукур Нарматов, но снял с себя полномочия через восемь дней. Суйун Кулуев пробыл в должности 45 дней и был избит неустановленными лицами. Казы Чуйской области Руслан Жумагулов продержался в течение месяца. Наконец главным муфтием Кыргызстана становится Чубак Жалилов, образованный и опытный священнослужитель. Но в 2012 году, не досидев свой срок до конца, он уходит со скандалом – его обвинили в неуплате налогов с хаджа.

Турсунбай Бакир уулу при встрече со мной объяснил отставку Эгембердиева отсутствием тесного контакта с руководством страны. Широко распространена версия о том, что в СНБ КР специально готовили компромат для досрочного снятия главного муфтия. И хотя мусульманская религия не запрещает многоженство, видео сексуального характера со второй женой Эгембердиева, по нормам светского государства находящейся вне закона, было воспринято общественностью как супружеская измена. Что и послужило достаточным основанием для отставки.

На возможную финансовую подоплеку отстранения от должности мое внимание обратил бывший главный муфтий Чубак Жалилов. В свое время он лишился поста на волне коррупционного скандала. По его словам, через муфтият во время хаджа проходит около 10-11 млн долларов, а в неформальном фонде Центральной мечети постоянно находится более 500 тыс. долларов пожертвований и сборов. Такой объем финансов хотят контролировать как представители исполнительной власти, так и силовые структуры.

Глава Госкомрелигии КР Абдулатиф Жумабаева объяснил мне, что за смещением Эгембердиева могут стоять внутренние трения в муфтияте. Но также он не исключает, что у второй жены главного муфтия мог проявиться «синдром Левински» (Моника Левински – участница сексуального скандала с президентом США Биллом Клинтоном) и она собиралась извлечь из этого выгоду. Можно предположить, что ее не устраивала роль второй супруги, и она пошла на шантаж, чтобы стать единственной. Жумабаев не отвергает версию и о том, что Эгембердиев лично проводил видеосъемку, в чем проявились его извращенные наклонности. Однако просчитался и последовавшее оправдание, что это его вторая жена по шариату, не помогло ему удержаться на посту.

В нашей беседе о том, что сегодня происходит с религиозной властью в стране, Абдулатиф Жумабаев сказал ключевую фразу: «Нет духовного лидера. Кыргызы приходят на свет кыргызами, живут как русские и умирают как арабы – после смерти им читают джаназа». Это можно понимать следующим образом: помимо идеологического кризиса, в Кыргызстане нередко встает вопрос о лидерстве и лояльности централизованной власти. Однако существующие тенденции исторически обусловлены. В 90-х годах в Кыргызстане вышла книга Юлия Худякова «Кыргызы на просторах Азии». В ней на историческом материале подробно рассказывалось о Кыргызском каганате, который простирался от степей Центральной Азии до Забайкалья, Маньчжурии, Китая, Алтая, Восточного Туркестана, Прииртышья и Приобъя.

В IX веке кыргызы населяли Южную Сибирь и Центральную Азию, писал авторитетный российский востоковед Василий Бартольд. На протяжении двух веков, по его выражению, была эра «кыргызского великодержавия». Но во втором тысячелетии связки между кыргызскими ордами, занявшими большую территорию, стали слабеть. Государство становилось уязвимым, пока не было разбито монголами. В XIII веке кыргызы были разбросаны по просторам Монгольской империи. В Сибири они смешались с местными охотничьими племенами, в Китае – с китайским населением, в Монголии – с монгольскими племенами, а часть кыргызов переместилась к Тянь-Шаню, где к XV веку и было сформировано этническое ядро современных кыргызов.

Но в результате утраты сильного государства кыргызы потеряли свой центр силы и на долгое время перестали быть субъектами политики в Азии. Из-за внутренней надломленности кыргызов и осознания своего поражения, с нами мало кто считался, будь то монголы, турки, уйгуры или китайцы. Это одна из причин, почему сегодня мы не можем собраться воедино, окрепнуть и проявить силу. Образ поражения сильно сказался на нашем менталитете. Мы пребываем в междоусобных конфликтах, мелких интригах и скандалах. Испытываем трудности с формированием сильной власти, религиозной в том числе. Такое объяснение того, что у нашего народа нет духовного лидера, а человека занимающего этот пост легко скомпрометировать и устранить, можно найти в исторической литературе.

Но есть еще немаловажный момент. Кыргызы веками были последователи тенгризма и одними из последних среди тюркских народов приняли ислам. Сегодня порядка 80% кыргызов считают себя мусульманами, но лишь формально. В стране нет должного религиозного воспитания и просвещения. Нет мусульманской культуры и откровенно слабы религиозные традиции. Поэтому главный муфтий Кыргызстана не имеет власти над умами людей, не трогает их сердца. С ним обходятся, как с марионеткой, если он становится неугодным, и у него нет народной поддержки. Муфтий в Кыргызстане, таким образом, это не субъект политики, как в других исламских странах, а объект.

Светская власть в Кыргызстане от парламента до премьер-министра и президента не заинтересована в укреплении позиций религии. Со дня провозглашения независимости ни один президент нашей страны официально не посетил мечеть на праздник или в другой день. На постсоветском пространстве мы видим много примеров религиозного возрождения. Так, в 2012 году главе Чечни Рамзану Кадырову вручили святую реликвию – два волоса пророка Мухаммеда за продвижение идеологии ислама в республике.

Еще раньше, в 2007 году Король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдуль-Азиз Аль Сауд наградил экс-президента Татарстана Минтемира Шаймиева премией имени Короля Фейсала в номинации «Служение Исламу». Премию дают за содействие в распространении исламских ценностей и религиозной культуры. В свое время ее получили экс-премьер-министр Малайзии Мухатхир Мухаммад, председатель Исламского банка развития принци Халед Аль-Фейсал и другие.

Не используется и интеграционный потенциал ислама – финансовое взаимодействие с Ближним Востоком и создание международных проектов, которые были бы выгодны Кыргызстану. Мусульманству в Кыргызстане далеко до своего возрождения: праздник дня рождения Пророка Мухаммеда прошел, как рядовой обычный день. Тогда как его активно праздновали в той же Чечне и в Татарстане. В частности, в Грозном при содействии Объединенных арабских эмиратов в январе 2013 года открылся первый филиал по хранению святых реликвий Мухаммеда, где выставлены фрагмент сорочки Пророка, прядь волос и его косичка длиной 50 сантиметров. Реликвии были переданы чеченскому народу шейхом Ахмадом бин Мухаммадом аль-Хазраджи из ОАЭ.

Не отстают и наши соседи, к примеру, Узбекистан. Одна из самых популярных фотографий на страницах пользователей социальной сети «Фейсбук» из Узбекистана – это макет мечети на 50 тыс. человек, которую инициаторы хотят построить в Ташкенте. Если проект будет осуществлен, то равных построек этому храму по масштабу и сложности концепции нигде в мире не будет. И пусть это только фантазии, они отражают массовое сознание узбеков, их искреннюю приверженность Исламу.

Макет мечети в Ташкенте

В Кыргызстане же официальные власти не поддерживают основную религию в стране. Напротив, она ослабляется многочисленными перестановками муфтиев. Религиозная власть теряет свое лицо и авторитет. От необразованности и незнания в подполье расцветает экстремизм. Что же касается нас с вами, то мы не гордимся своей религиозной принадлежностью и зачастую не знаем ее сути, используя лишь внешние атрибуты. Мы разобщены даже в нашем религиозном чувстве и все еще надломлены. И наконец, мы втянуты в клановые, парламентские, партийные, аппаратные и чиновничьи войны, где все средства дискредитации хороши. Поэтому даже среди муфтиев у нас «текучка кадров», а свято место по сей день пусто.

проф. Ж.Б. Назаралиев

http://www.knews.kg/columnist/43158_pochemu_v_kyirgyizstane_net_duhovnog...