• العربية
  • English
  • Русский

Профессор Женишбек Назаралиев: «Проблема наркомании остро стоит перед арабским миром»

16
03, 2014

В январе этого года я посетил ток-шоу «Сладкие речи» на канале MBC. Мне сказали, что это очень популярная передача, в которой часто обсуждают неудобные вопросы и темы. Съемки проходили в столице Ливана Бейруте. В сюжете о моем Медицинском центре в Бишкеке, который показали перед разговором в студии, один из акцентов был сделан на сроке реабилитации, а именно, что курс лечения занимает 35 дней. Позже я узнал, что в ливанском реабилитационном центре Ум эль Нур (Oum al Nour, ON) лечение длится год. Ведущие интересовались методом, который позволяет мне относительно быстро достигать довольно высоких результатов. Оказалось, что в Ливане применяются типичные западные подходы. Например, с 2006 года многие врачи практикуют заместительную терапию.

«Мы надеемся перенять ваш опыт», – сказала в конце нашего общения одна из ведущих. После съемок в передаче я посетил Министерство безопасности Ливана, где Агентство по контролю за наркотиками Ливана представило отчет о проделанной работе в 2013 году. Мероприятие посетило более 30 послов иностранных государств, отметив его важность. Ничего удивительного – на границе с Ливаном полыхает гражданская война в Сирии, на территории которой усугубляется ситуация в том числе и с наркотиками. С 1975 по 1990 год в Ливане тоже шла гражданская война. В 1991 году более 90% посевных площадей Ливана были засеяны каннабисом и опием, а не зерном и овощами. До 1997 года страна находилась в списке государств, через территорию которых осуществляется наркотрафик. Благодаря усилиям властей в середине 1990-х Ливан перестал поставлять в Европу и Америку легкие и тяжелый наркотики собственного производства. Но тяжелое положение в Сирии создает новый риск распространения наркотиков.

После основной части мероприятия я в частном порядке встретился с главой Агентства по контролю за наркотиками Ливана Гасаном Чамсом Адени, а также с президентом неправительственной организации по борьбе с наркотиками JAD господином Джозефом Хаватом и президентом попечительского совета DHAN господином Поджегшим Хамушом. Мы обменялись информацией относительно противодействия распространению наркотиков. Но тему лечения наркомании мы не затрагивали. Однако я в первую очередь специалист в области наркологии, поэтому меня беспокоила не только доступность наркотических средств, но и то, что порядка 6% жителей арабского мира страдают наркозависимостью.

К примеру, по данным профессора психиатрии медицинского факультета Каирского университета доктора Имада Хамди, 7% населения Египта употребляют наркотики. По словам доктора Мохаммеда Аль-Захрни, занимающего должность генерального директора психиатрической организации Al Amal Complex for Mental Health, в Саудовской Аравии количество употребляющих наркотики граждан за последние два года увеличилось на 300%. Причем, 30% наркозависимых младше 15 лет. Среди самых популярных наркотиков на Ближнем Востоке опиум, барбитураты, киптагон, каннабис и трамадол – опиоидный анальгетик в таблетках, которым травятся подростки.

Если учесть, что в арабский мир входит 20 стран с общим населением примерно 336 млн человек, то получается около 20 млн больных наркоманией, большая часть из которых – молодые люди. Даже после распада Советского Союза – крупнейшей геополитической катастрофы XX века – не было такого количества наркозависимых, не говоря уже о Европе и США, где схожее количество населения.

Поэтому я вряд ли ошибусь, если скажу, что наркомания для арабского мира это основной социальный и политический вызов на сегодняшний день. До поездки в Ливан я посетил почти 50 стран мира, расположенных на пяти континентах. В каждой из них я изучал позитивный опыт борьбы с наркоманией и наркотрафиком. В Ливане я увидел слаженную и эффективную работу силовых ведомств, отвечающих за контроль над оборотом наркотиков на территории страны. Но в плане лечения официальная медицина не выбрала определенного курса. В стране используется как заместительная, так и обычная терапия, которая занимает слишком много времени и не позволяет медицинской инфраструктуре обслуживать большое количество нуждающихся. Что же делать, можете задать вы вопрос. Нужно начать с того, какие цели должна преследовать медицина в отношении наркозависимых людей.

В Европе и США главенствующее положение занимает идеология снижения вреда. Отсюда практика заместительных программ, которая основана на том, что больного нельзя вылечить, но можно сделать его менее опасным для общества, а, возможно, и работоспособным. Однако при опийной зависимости он переходит на метадон, не прекращая употреблять наркотики. Таким образом, успешность реабилитации оценивается по косвенным показателям социализации. На мой взгляд, заместительная программа это полумера. Она особенно развита в Германии, откуда ко мне в Кыргызстан часто приезжают недовольные пациенты. Недовольство вызвано тем, что они хотели полностью вылечиться, но метод снижение вреда этого не предполагает. Поэтому я сделал для себя вывод, что это далеко не выход.

Когда в программе «Сладкие речи» я говорил о показателе эффективности лечения в своем Медицинском центре (а он достигает 87,5%), я имел в виду совершенно другой подход к самой проблеме. В советской медицине полумеры не принимались. Было четкое понимание, что если есть болезнь, ее нужно лечить и положить на это столько ресурсов, сколько нужно. В официальных медицинских учреждениях успех лечения определялся продолжительностью ремиссии, то есть времени воздержания от наркотиков. После реабилитации люди находились в течение года под наблюдением. Если человек выдерживал год, лечение признавалось полностью удачным. Но вылечивалось не более 50%. Сегодня в России и других странах бывшего СССР в государственных наркологических клиниках ситуация непростая. Уровень медицины сильно упал, поэтому вылечивается не более 20%. И это по самым оптимистичным подсчетам. Тем не менее, подход, ориентированный на полное избавление от зависимости и дальнейшую социализацию, я считаю единственно верным в лечении наркомании.

На опыте своего Медицинского центра, в стенах которого без малого за четверть века я пролечил 17 тыс. пациентов из России, Европы и США, мы с моей командой врачей доказали, что наркоманию можно лечить и добиваться в этом деле максимальных показателей. Наш метод, о котором много говорят в России и Европе, мы подробно показали в 20-серийном документальном фильме Doctor Life. Мы снимали его в 2012 году на протяжении 40 дней с помощью 86 камер видеонаблюдения и телевизионных камер. В фильме снялись восемь добровольцев из США, Германии и России. Этот фильм может посмотреть любой желающий в интернете по адресу www.doctorlife.tv. Он доступен на семи языках международного общения, в том числе и на арабском.

Еще до того как я приехал в Ливан сотрудники общественной организации Всемирная Лига «Разум вне наркотика», основателем и президентом которой я являюсь с 2001 года, побывали с визитом в Иордании, где так же остро стоит вопрос о пути развития наркологии. В июне 2013 года я получил ряд частных приглашений выступить консультантом и начать медицинскую практику в этой стране. Кроме этого, общественная антинаркотическая организация из Йемена Life Friends после знакомства с моей деятельностью инициировало мое выдвижение на Нобелевскую премию. Я был приятно удивлен признанием и поддержкой моих арабских коллег. Того, что они сделали для меня, я не мог ожидать от своих соотечественников в Кыргызстане.

Ко мне все чаще приезжают на лечение пациенты из арабских стран. Я уже вылечил одного молодого человека из Алжира и несколько человек из ОАЭ. Однако я надеюсь, что в борьбе с таким социальным злом, как наркомания, официальная медицина в государствах арабского мира пойдет не вслед за не самыми эффективными, но простыми практиками Европы, утверждающими, что наркоманию нельзя вылечить, а можно только снизить от нее вред и пересадить человека с одного наркотика на другой. Я надеюсь, что врачи и борцы с наркоманией в арабских странах так же как и я в конце 1980-х годов поверят, что наркоманию можно вылечить. «Мы постарались рассказать о вас, но все равно это очень мало по отношению к большому арабскому миру», – заключила ведущая программы на MBC перед тем, как мы попрощались. Но я более оптимистичен – информация об эффективных альтернативах заместительной терапии это только начало большого пути арабской наркологии.