• العربية
  • English
  • Русский

Президент Всемирной Лиги: Свертывание метадоновой терапии в Крыму это шанс для наркозависимых людей

22
04, 2014

После присоединение Республики Крым к Российской Федерации глава Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов заявил, что на полуострове в первую очередь необходимо свернуть существующую программу заместительной терапии для лечения больных наркоманией. Как выяснилось позже, в Крыму насчитывается 803 участника метадоновой терапии, смысл которой сводится к замещению опийного наркотика на более слабый, но разрешенный метадон. Программа широко распространена в Европе, где в лечении наркомании преобладает концепция снижения социального вреда.

Предполагается, что зависимый человек на метадоне находится под наблюдением врачей, снижает вероятность заболевания ВИЧ и СПИДом, наносит меньше вреда своему организму и может жить полноценной социальной жизнью. Метадон, который производят частные фармацевтические компании и отпускают за деньги в лечебных учреждениях, становится легальным медицинским наркотиком. Если верить главе ФСКН, на Украине в целом на него ежегодно тратится 200 млн долларов. Но при слабом контроле метадон попадает и на черный рынок, где им забавляется молодежь.

Стоит вопрос: что делать с участниками метадоновой программы в Крыму? Я, как врач-нарколог, пролечивший за свою 25-летнюю практику 17 тыс. пациентов из России, США, Израиля и Германии, могу сказать, что не раз сталкивался с жертвами заместительной программы. Мои пациенты, особенно из Германии, хотели раз и навсегда бросить наркотики, но лишь переходили на метадон, уменьшали дозу, какое-то время старались держать себя в руках, но через определенное время снова возвращались к опийным наркотикам. Зависимость – не только психологическая, но и физическая – никуда не уходила.

В 2012-2013 годах в моей клинике в Бишкеке (Кыргызстан) проходили съемки документального фильма Doctor Life («Доктор жизнь») – о лечении наркозависимых людей. В числе участников проекта ко мне приехал Виктор Маллекер из Германии. Когда мы заканчивали съемки, за день до отъезда к себе на родину, он пожелал сказать на камеру, что метадоновая терапия это полумера. Виктор уже полтора года не употребляет наркотики. Мы продолжаем поддерживать общение. Он часто повторяет, что именно нацеленности на то, чтобы выздороветь раз и навсегда ему не хватало во время прохождения заместительной терапии. Виктор бросал метадон и снова возвращался к героину.

В течение 25 лет мои европейские и американские коллеги не перестают критиковать меня. Основным объектом их критики до последнего времени оставалась засекреченность моего метода, которая позволяла рождаться многочисленным спекуляциям. Однако в фильме Doctor Life (доступен на www.doctorlife.tv) я показал весь свой терапевтический метод без купюр. Из восьми участников семеро бросили наркотики и не употребляют их уже полтора года. Российские врачи-наркологи подтвердят: снять физическую зависимость можно путем дезинтоксикации, что в больничных условиях займет от нескольких дней до двух недель. Но психологическая зависимость останется. Многие наркозависимые приезжают «почиститься», но мы их убеждаем, что пора завязывать.

Для снятия психологической зависимости я использую комплексную психотерапию, основанную на восточных психопрактиках и западной трансперсональной психологии. Программа Mindcrafting (с англ. буквально «шлифовка ума») на побережье горного озера Иссык-Куль помогает скорректировать личность пациента, преодолеть фобии, уйти от навязчивых состояний, вывести человека из депрессии и открыть перед ним поле его возможностей. На побережье озера мы занимаемся с пациентами различными практиками, позволяющими воспитать волю, овладеть самоконтролем и элементарно научиться правильно дышать, чтобы вмиг снимать стресс и усталость.

В письмах и сообщениях, которые я получаю от своих пациентов, они нередко пишут, что до сих пор медитируют и отстраивают свое дыхание в сложных ситуациях или когда возникает психологическое желание попробовать наркотик. В результате это уберегает их от зависимости. Некоторых уже на протяжении двух десятилетий. Поэтому у меня всегда есть аргумент в разговоре с западными коллегами. Я также всегда выступал против заместительной терапии, но профессиональное медицинское сообщество западных стран не восприимчиво к противоположным мнениям и идеям. В этом я убеждался в Берлине 1990-х и все еще убеждаюсь, хотя и являюсь членом-корреспондентом нескольких международных психиатрических организаций.

В своем методе я добиваюсь максимально возможной ремиссии. Я верю в своих пациентов, а они верят мне. Результат налицо: более 80% наркозависимых и 92% больных алкоголизмом выздоравливают. Эти данные в 2011 году подтвердил научный совет ННЦ наркологии Минздравсоцразвития РФ и РАМН. Я говорю об этом сегодня, чтобы поддержать жителей Крыма. Многие из вас могут подумать, что метадоновая терапия была благом, которого вы теперь лишились. Но это совершенно не так. На мой взгляд, Европа потеряла рынок сбыта метадона в Крыму, а наркозависимые обрели шанс получить лечение, рассчитанное на выздоровление. Это трудная дорога и успех не гарантирован, но лучше бороться с зависимостью, чем ее приглушать, оставаясь больным.